Шантаж или провокация?

Шантаж или провокация?

В Сочи завершается процесс над блогером, обвиняемым в вымогательстве у депутата Госдумы.

В Лазаревском суде Сочи подходит к концу уголовный процесс над блогером Александром Валовым. Его обвинили в вымогательстве крупной суммы у депутата Государственной Думы Юрия Напсо. Валов вину не признает. Он утверждает, что стал жертвой провокации, а процесс называет «политическим». Заседания проходили в атмосфере напряженного противостояния. С одной стороны — адвокаты, с другой — судья и прокурор. Защитники апеллировали к нормам уголовно-процессуального кодекса, а в ответ получали бесчисленные замечания, закончившиеся обвинением в «саботаже». В итоге, двух защитников Валова удалили из процесса. В четверг, 22 ноября в суде начались прения сторон. Прокурор Мария Салева попросила для Александра Валова наказание в виде 6 лет и 3 месяца колонии общего режима и штрафа в размере 400 тысяч рублей.

Бассейн преткновения

В июне 2016 года на принадлежащем Александру Валову сайте blogsochi.ru вышла короткая заметка с фотографиями под заголовком «Частный бассейн депутата Госдумы Юрия Напсо». В весьма фривольной манере депутат обвинялся в строительстве небольшого бассейна на набережной Лоо и нарушении водного кодекса. Через некоторое время материал пропал с сайта, но затем появился вновь. Заметку перепечатали другие издания. Впоследствии Валов опубликовал целый ряд критических статей в адрес Юрия Напсо.

В 2017 году депутат подал на блогера иск о защите чести, достоинства и деловой репутации. Суд постановил выплатить один миллион рублей компенсации. А в январе этого года к Александру Валову домой пришли оперативники с постановлением о возбуждении уголовного дела. Блогер отказался открывать. Дверь выломали. Валова арестовали. С тех пор он находится под стражей. Несколько месяцев провел в одиночной камере спецблока. Летом, в знак протеста, проткнул себе ручкой живот и оказался на больничной койке. Недавно поцарапал шею и пришел на заседание с повязкой. В этот раз госпитализация ему не потребовалась.

Отвод защитников

Конфликт между судом и адвокатами зародился на первом же заседании, когда председательствующий Николай Трухан продлил срок содержания под стражей в отсутствии защитников Валова. Решение было отменено в апелляционной инстанции, которая снизила срок дальнейшего ареста с пяти до трех месяцев. После этого заседания проходили в напряженной обстановке: защита заявляла многочисленные ходатайства, а суд откладывал их разрешение в долгий ящик. На каждое возражение судье тут же выдвигалось встречное замечание адвокатам. В процессе команда защитников Валова удвоилась. Сначала к Александру Попкову и Сергею Костюку на правах общественного защитника присоединился политик Евгений Витишко, а затем и, недавно прославившийся на всю страну, адвокат Михаил Беньяш.

Одно из последних заседаний началось с предупреждений со стороны прокурора и суда, что если защита будет продолжать в том же духе, то адвокаты могут быть удалены из процесса. Николай Трухан, судья с почти тридцатилетним стажем, старался быть демонстративно нейтральным, только получилось у него это не всегда. То вдруг спросит у Валова — «вы еврей?», то назовет адвоката «артистом» и посоветует ему «обратиться в юридическую консультацию». Кульминацией противостояния стало выступление Александра Попкова с третьим по счету ходатайством об отводе судьи.

«То что здесь происходило со стороны председательствующего похоже не на суд, похоже на какое-то представление, потому что все ходатайства которые мы заявляли они куда-то исчезают, пропадают… Явная предвзятость по отношению к прокурору, который имеет право заявлять любое ходатайство в любое время. И такое же пренебрежение, очень неприязненное отношение, к стороне защиты, которая не имеет ни на что права! Нам объявляются какие-то бесконечные замечания. Я прошу разъяснить — суд мне не разъясняет, и даже не отказывает в разъяснении, не мотивируя ничем! Поэтому я прошу удовлетворить данный отвод и спасти честь российского правосудия», — эмоционально заявил во время заседания 16 ноября Попков.

После этого Николай Трухан вынес решение удалить из зала суда Попкова, а затем, когда остальные адвокаты начали возражать, такая же участь постигла и Михаила Беньяша.

Версия Напсо

Возможно, последней каплей переполнившей чашу терпения судьи, который заявил, что адвокаты занимаются «саботажем процесса», стал допрос потерпевшего Юрия Напсо. Защита выступила резко против оглашения показаний, данных на этапе следствия. Согласно нормам УПК Напсо нужно было допросить, утверждали адвокаты. Суд решил иначе и гособвинитель Мария Салева зачитала депутатскую версию произошедшего.

По словам потерпевшего, Александр Валов залез на частную территорию эллинга, сфотографировал бассейн, и при свидетелях начал «угрожающее требовать» 150 тысяч рублей за отказ от публикации сведений порочащих его честь и деловую репутацию. Свидетели разговора — помощники депутата Роман Гукасян и Алексей Дынин. Сначала Юрий Напсо отказался платить, но когда вышла публикация распорядился чтобы его помощники все-таки дали блогеру эти деньги за снятие материала.

В итоге, по версии Напсо, статья была убрана, но к тому моменту ее уже перепечатал ряд других сайтов. Он потребовал от Валова решить эту проблему или вернуть выплаченную сумму. Якобы, тот согласился и на счета блогера перевели дополнительно 150 тысяч рублей. По утверждению потерпевшего, Александр Валов хотел еще 20-30 тысяч рублей в месяц в качестве гарантии того, что в дальнейшем негативные публикации против Напсо не будет появляться на сайте. После этого депутат поручил Дынину написать заявление о вымогательстве в ФСБ.

Прокурор ходатайствовала о снятии вопросов защиты, ответы на которые, по ее мнению, содержались в уже озвученных показаниях. Все попытки более подробно допросить Напсо судья Трухан охарактеризовал как «издевательство над потерпевшим».

Версия Валова

После удаления двух адвокатов, Александр Валов заявил о нарушении своего права на защиту и собирался отказаться от дачи показаний в суде, но затем, неожиданно для своих защитников, вдруг передумал и рассказал свою версию событий.

Обвиняемый утверждает, что не говорил с Юрием Напсо о деньгах. Встречались они один на один, без свидетелей. И произошло это случайно, когда Валов делавший репортаж о состоянии пляжей увидел забор, который перегораживает проход по набережной, а за ним тот самый пресловутый бассейн, который, как выяснилось впоследствии, куплен Напсо вместе с эллингом на вполне законных основаниях и является по документам «гидротехническим сооружением».

Александр Валов не отрицает получения денег от Романа Гукасяна. Но перевод был сделан в рамках устной договоренности о рекламной кампании бизнеса, принадлежащего Гукасяну. Впоследствии Гукасян и Дынин стали требовать от Валова убрать с сайта материал про бассейн Напсо. По версии Валова, во время одного из разговоров Алексей Дынин, без спроса просто взял и перевел на карту блогера 150 тысяч рублей с целью таким образом повлиять на решение удалить статью. Однако через несколько дней Валов понял, что не сможет этого сделать «по морально-этическим соображениям» и вернул 100 тысяч рублей, а остаток посчитал дополнительной платой в рамках оговоренной рекламной кампании.

Таким образом, Александр Валов считает уголовное преследование местью за отказ удаление негативного материала про Юрия Напсо. Что же касается эпизода со временным исчезновением публикации, то он объясняет это возможным «техническим сбоем». Дело сфабриковано по политическим мотивам, заявил обвиняемый в суде.

Роль ФСБ

Важную роль в обвинении Александра Валова играют прослушки сделанные ФСБ. Как рассказал Андрей Гришаев, сотрудник спецслужбы, инициировавший постановление о проведении оперативно-розыскных мероприятий, блогер попал в поле зрения ФСБ еще в 2012 году по подозрению в «причастности к группе оппозиционно настроенных граждан, деятельность которых направлена на организацию акций гражданского неповиновения с использованием экстремистских методов». Именно с такой формулировкой суд одобрил прослушку разговора между Валовым и Дыниным в одном из кафе. Позже она легла в основу обвинения вместе с показаниями свидетелей. В тот же день помощник Юрия Напсо написал заявление о вымогательстве.

В самом разговоре, распечатка которого есть в материалах дела, речь действительно идет о неких договоренностях, возможном сотрудничестве, переводе денег и дискредитирующей Напсо статье. Но в деле фигурирует лишь небольшой отрывок из беседы, которая, по словам Валова, длилась не менее получаса. Обвиняемый утверждает, что кусок вырван из контекста.

Кроме того, с прослушкой обнаружилась некоторая нестыковка. Адвокаты Валова указывают, что встреча была 16 июня, а разрешение на прослушку подписали только через девять дней после этого. По мнению защиты, это говорит о ненадлежащем получении доказательства. Впрочем суд, никак не мотивируя свое решение, отклонил ходатайство. Вероятно, приговор блогеру будет вынесен на следующей неделе.

Валерий Перевозчиков специально для «ОЧИ»


Комментарии